мистика, nc-17
Марбл Шорс, июль 1991 года
Смесь викки и шаманизма с ма-а-аленькой капелькой вуду, приправленная паранормальными явлениями и фольклором, в декорациях маленького американского городка.
лучший игрок
Рамеш поднимает голову, втягивает носом воздух; сентябрь пробирается из леса, точно крадущийся зверь, Рамеш — следопыт, идущий по пятам.
читать пост полностью >>
24.07 Форум закрыт. Спасибо всем, кто был здесь.
28.06 Котики, постов от гейм-мастера не будет до конца недели.
UPD: место в квесте забрала Мэдс.
26.06 Требуется замена Лэнни в квест. Стучаться к Ким.
25.06 Начинаем первый этап определения лучших в этом месяце.
UPD: квесты разошлись за один вечер как горячие пирожки, чему мы несказанно рады. Желаем всем удачи и надеемся, что те, кто в этот раз не успел, в обиде не останутся.
14.06 Наконец-то началась запись в первые квесты!
01.06 Пути назад нет — Марбл Шорс открывает свои двери.
29.05 Мы еще не открылись, но уже близки к этому.

Marble Shores

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marble Shores » и было лето золотых садов как » run down the devil


run down the devil

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

05 апреля 1991
Lucas vs Helen
Возвращаясь поздно ночью с работы, Хелен становится свидетельницей званого ужина Лукаса, на который её явно не приглашали.

0

2

Это тихое и одинокое место, куда вряд ли кто решится ступить после прихода темноты, ведь нет здесь фонарей, а значит и безопасности по меркам человека. Мрак накрывает безлюдный переулок, словно саван,  призванный скрыть от посторонних глаз уродство смерти, хотя лично я вижу в ней нечто прекрасное.
Эта нежная кожа и плавные изгибы. Длинные, изящные ноги почти не скрываются тканью платья. Было бы прекрасно посмотреть на них в танце, но, увы, больше они не порадуют ничьих глаз. Все мужчины, которые увидят её тело после того, что я делаю с ней, будут испытывать скорее отвращение или жалость, но никак не вожделение, на которое она хотела бы рассчитывать.
Иначе, зачем ей было стоять на дороге в такой поздний час, надев на себя столь взывающий наряд? Он звал, он кричал любому, кто мог видеть со стороны, что можно подойти и взять это тело себе, а его хозяйка будет только рада.
Поэтому я дождался, пока очередная жестянка на колесах проскочит мимо не с чем, и воспользовался предложением. Эта девушка была удивлена и напугана. Её темные волосы развивались на ветру, когда она пыталась убежать. Но от меня невозможно скрыться, когда я настолько голоден.
Если бы я был человеком, то назвал бы эту девушку поистине красивой за одним небольшим исключением. Боги создали ей идеальное тело, но поленились с лицом, и поэтому я начал есть его первым, ещё в тот момент, пока его обладательница была жива. По черным волосам текла кровь, сильный удар о землю нарушил целостность её черепа, но она продолжала чувствовать то, что я делаю с ней. Ощущать, как острый клюв вонзается в её голубые глаза, вырывая их с корнем и отправляя в желудок чудовища. Раз за разом, снова и снова я отрывал кусок за куском от того, по чему в первую очередь могли узнать её знакомые, друзья и родственники, если они, конечно, были у этой бедняжки, которую я ни капли не жалел.
Мои руки не были руками любовника, и пусть они даже прикасались к груди её, то только затем, чтобы вонзить в плоть острые когти и оставить на месте прекрасного бюста омерзительную дыру, полную алой крови. Сейчас она была всего лишь пищей, бифштексом с кровью, который кинули голодной собаке, не евшей мяса вот уже три месяца. И мерзкие, чавкающие звуки наполняли переулок.
Я не слышал ничего из того, что происходит снаружи, там, где кипела нормальная жизнь, а дети укладывались спать, требуя на ночь очередную сказку. Там, где отцы не спешили домой, собираясь сначала нажраться в баре, а потом уже показываться на глаза жене и детям. Там, где полицейские сирены прорезали воздух, настигая очередного грабителя. И я не боялся, что своровав чью-то жизнь, окажусь тем, на кого они обратят свое пристальное внимание.
Ведь я птица, а для птиц не существует человеческих законов. Они могут брать то, что хотят и когда им этого хочется. Они способны скрыться с места преступления просто расправив крылья и взметнувшись в ночной воздух, к холодным и далеким звездам, затерянным в безжалостной вселенной.
Я был готов сделать это, если кто-то по глупости приоткроет завесу сумрака и увидит мою ночную трапезу. Сбежать, если он окажется сильнее, или положить его рядом с девушкой, что раз и навсегда стала безликой для остального мира. Ведь то, что я делаю, уже необратимо. Такова моя природа, а не прихоть. От которой я продолжаю испытывать истинное наслаждение.

Отредактировано Lucas Lindholm (2017-07-15 14:52:36)

+1

3

Прохладный ранний апрель накрыл Марбл Шорс запахом промерзшей земли и мокрого асфальта. Хелен ёжилась, плотней кутаясь в тонкое пальто, когда прохладный воздух от изредка проезжающих мимо машин проникал под одежду. Чем дальше девушка шла, тем спокойней и безлюдней становилось шоссе, тем реже попадались работающие фонари. Вскоре брусчатка под ногами превратилась в старый, покрытый выбоинами асфальт, и стук острых каблуков увяз в размытой весенней грязи.

Эта дорога, как назло, Вуд была плохо изучена. Вчера освещённый участок дороги, по которому обычно ходили жители неблагополучного района, перекрыли из-за обвалившейся крыши какого-то старого клоповника. Поэтому Хелен была вынуждена плутать по закоулкам, ориентируясь лишь на природное чутьё. В этом тихом городке приличные люди не гуляли так поздно по богом забытым улочкам, даже пьяницы да моряки находили угол посуше и потеплей. А потому Вуд была совершенно одна. Верней, она так думала. Изредка в кромешной темноте мелькали огоньки из ближайших домов и внезапно проносящихся мимо машин.

Она торопилась. Изредка она доставала побледневшую руку из кармана, бросая взгляд на наручные часы. Время близилось к полуночи. Обычно дорога из бара до дома не занимала у неё больше двадцати минут, но сегодня это время, похоже, увеличится в два раза.

Очередной крутой поворот неизвестной улицы завёл Хелен в глухой кирпичный тупик. Она неловко развернулась на каблуках, пытаясь разглядеть хотя бы название улицы, но тщетно. Оглядевшись, девушка собралась идти обратно, как вдруг увидела тёмный проход между двумя домами. Вздохнув с облегчением, Хелен уверенно зашагала в его сторону. Ей показалось, что это место ей знакомо; да, кажется, вот в том доме живёт хозяйка её квартиры. Здесь всегда уютно пахло свежими пирогами и дешёвым вином, а во дворе стоял столетний клён.
Неожиданно Вуд наступила в глубокую лужу, едва не подвернув лодыжку. Пошатнувшись, девушка схватилась за стену, пытаясь удержать равновесие, и едва слышно вскрикнула. Кое-как выпрямившись, Хелен поняла, что туфля осталась в луже, зацепившись, по видимому, за выкрошившийся асфальт. Ругаясь сквозь зубы, Вуд потянулась к обуви, и, сделав рывок, вытащила её из лужи. Вода как-то странно пахла, словно стояла здесь неделю, и её успели наполнить нечистотами местные псины, алкоголики, и прочие честные люди.

Да и вообще запах в воздухе витал странный. Так пахло на ферме весной, когда отцу привозили новых коров. Старое поголовье неизменно оказывалось в пирогах. Отряхнув туфлю, Вуд надела её и неуверенно пошла дальше. Дойдя до поворота, она замерла в нерешительности. В конце тёмного переулка, меньше, чем в десятке метров от рыжей валялась какая-то куча тряпья, что само по себе неудивительно, тем более в этом районе. Однако вскоре эта куча словно зашевелилась, и Вуд разглядела крупную птицу, которая ворошила этот мусор.

За спиной послышался шорох шин, и луч яркого света от фар на мгновение осветил улочку. Этого мгновения Хелен хватило, чтобы разглядеть кровавое месиво, некогда бывшее человеком. Открытый слово в каком-то изумлении рот с вывалившимся языком, пустые глазницы выжидающе взирали на рыжую. Машина уехала, и в переулке вновь стало темно.

Вуд зажала собственный рот руками, боясь, что её стошнит. Запах крови смешался с вынырнувшим из воспоминаний запахом свежей телячьей кожи. Девушка шагнула назад, и ещё раз, и еще, пока не услышала будто проржавевшее карканье ворона, который до этого момента был слишком занят трапезой.

Хелен разобрала в этом крике слова. Обычные, человеческие слова. Это Марбл Шорс, здесь может приключиться что угодно. Произошедшее внезапно ясно и четко отразилось в её сознании: беги, не то окажешься ужином.

- Господи, нет, - девушка помотала головой, и рыжие пряди выбились из пучка, закрывая глаза, - Нет.

Хелен резко развернулась и бросилась назад, не разбирая дороги. Каблук вновь попал в выбоину, и девушка распласталась по асфальту, успев только выставить перед собой руки. Вскочив после падения как можно быстрей, она выбежала на улицу, но не смогла закричать. Она словно онемела, и голос исчез, провалился в пятки вместе с бешено бьющимся сердцем. Сбросив туфлю вдогонку первой, оставшейся в луже, Вуд успела только забежать в соседний переулок и спрятаться за мусорным баком, плюхнувшись на какие-то коробки. Стекающие по щекам слёзы стали чёрными от косметики.

+1

4

Шумы, непривычные уху, уже обжившемуся в этом переулке, доносятся со стороны улицы, и это то, что невозможно игнорировать. Я поворачиваю свою воронью голову в ту сторону, и проход заливает призрачным светом фар машины, проезжающей мимо. Луч очерчивает силуэт. Может быть, я бы принял его за ангела, сошедшего с небес покарать меня за то, кто я есть, что, к слову сказать, было бы крайне несправедливо, но у фигуры нет крыльев, да я и не верю в карающий перст божий.
С моего окровавленного клюва свисает кусок мяса, а перья измазаны в крови, но я не отворачиваю лица, пытаясь рассмотреть того, кто пожаловал ко мне. Пули не прорезают воздух и не пытаются лишить меня жизни, и, возможно, это добрый знак. Нужно лишь не дать убежать той самой фигуре. Не позволить ей вызвать полицию, которая, конечно, поверит в то, что в переулке некое чудовище обгладывает труп.
Я каркаю и расправляю крылья, превратившись в обычного ворона. Поднимаюсь в воздух, наблюдая с высоты за тем, как человек спасается бегством. Все-таки у Норн всегда были свои особенные причуды и чувство юмора. Сегодня они показали его в полной мере, сведя на одной улице людоеда и, кажется, совсем беззащитную девушку, которая ещё долго не забудет вид растерзанного тела, если вообще останется в живых.
Я парю чуть поодаль, и все-таки мне в любом случае прекрасно видно, где пытается укрыться моя следующая жертва, которую я, между тем, совсем не собираюсь есть. Возможно, у неё был шанс убраться отсюда как можно скорее, но она им не воспользовалась.
С одной стороны это радует, но с другой настораживает. Может ли быть так, что она способна себя защитить? Я знал женщин, которые носили складные ножи, баллончики с крайне неприятным содержимым, жгущим лицо. Стоит ли мне настигать её прямо, словно карающий рок, или воспользоваться хитростью?
Я опускаюсь за угол, туда, где жертва не увидит меня, пока это не будет нужно. Я не уверен, хороший ли это план, но он единственный, который пришел ко мне помимо лобовой атаки.
Лапы превращаются в руки, черные волосы-патлы закрывают лицо. Я натягиваю на себя какую-то тряпку, валявшуюся здесь, под ногами, и явно видавшую виды, и сворачиваю в закоулок, в котором прячется та незнакомая фигура.
Ноги заплетаются, а рука придерживает тело, опираясь на стену, и не давая ему упасть. Пьяный голос прорезает ночную тишину, напевая что-то не то про бутылку виски, не то про портовых шлюх.
- О! То, что надо, - вопль довольный тем, что видит его хозяин, разносится в переулке. Под патлами сверкают голодные глаза, но стороннему наблюдателю они не видны. Для них я просто пьяница, оборванец, решивший поживиться в мусорном баке.  И я искренне удивляюсь, замечая напуганную девушку рядом с местом, откуда хотел извлечь свой будущий ужин.
- А ты че тут делаешь? – мой голос звучит естественно, по крайней мере так кажется мне, - Что это у нас случилось, а?

+1

5

Вдох, выдох, раз, два. Вуд пыталась перевести сбившееся надрывное дыхание, мешавшее нормально думать. Что же делать? Хелен вскочила на месте, выбираясь из кучи мусора. Она никак не могла взять себя в руки, и её движения и мысли были совершенно хаотичны. Медлить нельзя, тварь наверняка заметила её, и вряд ли захочет оставлять свидетельницу в живых. Или, по крайней мере, не лишив дара речи. Босые ноги опускаются в холодную лужу, и теперь девушка дрожит не только от страха.

Неожиданно из-за угла раздаётся хриплый возглас. Вуд вздрогнула и сделала несколько шагов назад, вцепившись пальцами в край мусорного бака. Второй рукой она пыталась нащупать хоть какое-то подобие оружия. Вскоре в ладони она зажала длинный ржавый гвоздь, который легко вытащила из полусгнившего, рассыпающегося от прикосновения деревянного бруска. Вряд ли от него будет толк, но даже этот кусочек металла внушал ей больше уверенности. Через мгновение рыжая разглядела выпивоху, вынырнувшего из темноты противоположного конца закутка.

- Боже, - на выдохе произнесла Вуд, чуть расслабившись. Явно не его она ожидала здесь увидеть, - Я… На меня напали. Я дам Вам денег, если Вы позовёте полицию. Или нет, лучше просто выведите меня из этого чёртового лабиринта!

Вуд незаметно спрятала своё импровизированное «оружие» в карман пальто, украдкой наблюдая за мужчиной. Для большей убедительности Хелен вытащила кошелёк из висящей на плече сумки и потрясла его перед носом пьяницы. У неё с собой было не так много денег, но для выпивохи и этого должно было хватить. Если он, конечно, не решит завладеть всеми наличными и её рассказ про фактическое нападение вдруг станет правдой. Вот тогда полиция точно не помешает.

Вуд оглянулась и замерла, стараясь услышать среди дорожного шума и копошения крыс в канаве карканье ворона или любой другой вестник беды. Вместо этого она слышала только стук собственного сердца, подгоняемого лошадиной дозой адреналина.  Её, казалось, бесконечное спокойствие было переломлено на корню врождёнными детскими страхами. Страхами перед густым лесом, тёмным омутом озера, старым стогом сена. Только сейчас с собой ни собаки, ни ружья. Кто же мог подумать, что посреди города, пусть и такого небольшого, как Марбл Шорс, будет опасней, чем в чаще леса. Девушка просто хотела попасть домой живой, да даже не наказать этого чокнутого ворона, отдав его в лапы правосудия. Затуманенный разум не давал и шансам на появление каким-либо мыслям, кроме страха ближайшей смерти.

Неожиданно Вуд услышала шаги и тихую речь с другой стороны улицы. До улочки достаточно далеко, но под каменным сводом любой звук разливался очень громко. Стук каблучков и мягкая поступь ботинок отражались в её голове одновременно с пульсацией крови. Хелен едва ли не вскрикнула от восторга и, прихрамывая, бросилась в сторону улицы, не обращая внимания на осколки и мусор под босыми ногами. Пьяница остался позади.

+1


Вы здесь » Marble Shores » и было лето золотых садов как » run down the devil


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC